При душевных травмах у людей срабатывает внутренняя психологическая защита.

При душевных травмах у людей срабатывает внутренняя психологическая защита. Об этом в беседе с «Лентой.ру» рассказала психолог Анна Варелджан.

Фото: Lenta.ruLenta.ru

По ее словам, чтобы продолжать нормальную жизнь после травматического опыта, нужно прочувствовать его на трех уровнях: эмоциональном, телесном и когнитивном (мысленном). Однако иногда для этого не хватает эмоциональной устойчивости, в других случаях мешает повышенная чувствительность или отсутствие нужных ресурсов и поддержки. Тогда становятся возможными два варианта развития событий: либо психика не выдержит, и случится расстройство или психоз, либо сработает механизм самосохранения.

Видео дня

Один из неочевидных способов защиты, которые назвала Варелджан, — это вытеснение.

Другая защитная стратегия — отрицание. Она, по словам Варелджан, проявляется в том, что человек не признает существование очевидных вещей. Например, женщина может говорить: «Мой муж не алкоголик. Он просто так расслабляется после работы. Пара банок пива после тяжелого дня — это не алкоголизм». В действительности же ее муж пьет ежедневно, причем двухлитровыми бутылками. «И дело не в том, что женщина глупая, — объясняет психолог. — Так психика защищается от боли, которая последует, если она согласится с реальностью».

Варелджан упомянула еще один способ защиты — регрессию, при которой человек ведет себя, как ребенок. Ее можно заметить у старших детей при появлении в семье младшего брата или сестры. Например, пятилетний мальчик начинает сосать соску или говорить, искажая звуки.

Механизм психологической защиты, называемый проекцией, по словам Варелджан, можно описать словами «в чужом глазу соринку видит, а в своем бревна не замечает». Например, в такой ситуации людям бывает легче назвать других злыми, чем признать собственную раздражительность.

С помощью защитного механизма под названием рационализация психологически травмированный человек всему может найти объяснение, говорит психолог. «Ничего страшного, у кого-то еще хуже», — рассуждает он или она. К примеру, если брошенная жена объясняет уход мужа тем, что она оказалась для него слишком сильной личностью, — это рационализация.

Случается, что люди сублимируют непереносимые или непережитые чувства, продолжила психолог. Такие личности после психологической травмы начинают рисовать, писать стихи, заниматься духовными практиками, чего раньше никогда не делали. «Сублимация может выражаться не только в творчестве, — объяснила Варелджан. — Дети зависают в гаджетах по той же причине. Им непереносимо чувствовать себя ненужными и неважными. Это больно, но сказать об этом некому. И гаджет — лучший способ сублимировать свои чувства».

Ранее Анна Варелджан рассказала, как поведение родителей сказывается на жизни ребенка. Она пояснила, что безразличие взрослых для ребенка является такой же сильной травмой, как и смерть близкого.

Источник

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»